Проблема в семье: физическое воздействие на детей

31-10-2018   12:28        45        0

Существуют рассуждения и реальные споры на тему того, надо ли в целях воспитания применять физическое воздействие на детей в семье. Оказывается, в этом житейском вопросе даже у специалистов мнения разделяются. Одни психологи и педагоги считают, что этого делать нельзя ни в коем случае, это травмирует психику ребенка. Другие эксперты с не меньшей убежденностью заверяют, что без физических наказаний обойтись невозможно, и если проводить их разумно, то они пойдут только на пользу. Кто из них прав?

Проблемы подросткового воспитания

Мы принадлежим к миру живой природы, и хотя далеко от нее ушли, многие инстинкты у нас остались. Бьют ли животные своих детенышей? Они делают это только в том случае, если что-то угрожает безопасности их чада, или детеныш слишком уж довел уставшую мать, не дает ей отдохнуть. Да и то не бьют, а лишь слегка шлепают лапой: отстань, мол, а то рассержусь. При этом могут оскалиться, показать зубы. Этого бывает достаточно. Но они не избивают своих чад, не лупят их в приступе злости и раздражения. На это, к сожалению, способны только люди.

Да, мы нередко переносим на детей свои проблемы и стрессы. Ведь если на душе у отца или матери все хорошо, они спокойны и счастливы, то и не поднимут на ребенка руку, а объяснят ему, в чем он неправ, или используют другие воспитательные методы.

Но если родитель переживает стрессы (неприятности на работе, нехватку денег, проблемы в личной жизни), то ребенок оказывается козлом отпущения. Он рядом, под рукой, на нем можно легко сорвать злость. Достаточно какого-то его каприза или непослушания, чтобы родитель потерял контроль над собой...

Как дети воспринимают шлепки и удары? «Когда-то это просто боль, к которой ребенок относится так же, как к удару во время падения, — говорит психолог и писатель Николай Козлов. — В другой ситуации это воспринимается как унижение, особенно если это происходит на виду у значимых для ребенка людей. В некоторых случаях физическое наказание — типовая борьба за власть между родителями и ребенком, а когда-то - мелкая месть родителей за собственные личные неприятности».

Расписаться в собственном бессилии

Родителю проще дать отпрыску пинка, чем что-то объяснить, проявить терпение, найти иные пути решения проблемы. Ведь на это нужно время, а его у родителей частенько нет. На их плечах лежит множество других забот, а современная жизнь несет в себе сплошные стрессы.

Раньше, в патриархальном обществе уклад был другим. В семье было много детей, и все они общались в детском коллективе. Там была иерархия старшинства: воспитательную роль брали на себя старшие братья и сестры, они учили младших всему, что нужно.

А сейчас во многих семьях всего один ребенок (реже два или больше). Чадо требует неустанного внимания. Проверить уроки и спросить об оценках — этого мало. С ним надо поиграть, почитать, ответить на многочисленные вопросы. Да и повседневные обязанности тоже никто не отменял. Естественно, родители устают. Вот и раздражаются, срываются. Собственно, они злятся не на детей, а на собственную жизнь. А дети оказываются теми слабыми и беззащитными, кто не может дать сдачи…

Дети все помнят и не прощают

Психологи считают, что, доводя родителей до белого каления, ребенок таким образом определяет границы дозволенного, проверяет, могут ли родители проявить власть, постоять за себя. Поступая так, дети определяют свое место в общей иерархии, утверждают свою личность. Вступая в борьбу за власть, ребенок развивается, получает знания о жизни и своем месте в ней. Если же он будет постоянно и беспрекословно слушаться, то вырастет человеком с подавленной личностью, станет пассивным, ведомым и не сумеет ничего добиться в жизни. Или, наоборот, станет лживым, неискренним человеком, который внешне носит маску покорности, а внутри может скрывать все что угодно.

Но одно дело — слегка шлепнуть ребенка по попе, послать ему легкий, «предупреждающий» знак, чтобы он понял, что не должен так себя вести, и совсем другое — бить ребенка, оставляя травмы, синяки, ссадины...

«Если взрослый человек может воспротивиться и дать сдачи при несправедливом наказании, то у детей эта возможность отсутствует, — подчеркивает психиатр, психотерапевт Светлана Минская. — Неприемлемо физическое наказание детей, приносящее вред их здоровью (удары по голове, нанесение тяжких увечий), а также причинение ребенку таких душевных страданий, которые он не может вынести без ущерба для своей психики. Например, запирание ребенка, боящегося темноты, в темной ванной».

Дети, которых в детстве часто и сильно били, не прощают этого. Они вырастают с психологической травмой в душе, которая сказывается на всей их дальнейшей жизни. Чаще всего они перенимают этот способ насилия и потом переносят его в свои семьи, по отношению к своим детям. Так продолжается цепочка зла.

«Физические наказания в отношении детей недопустимы, — убеждена православный психолог Марина Барышева. — Почему у взрослых есть суд, который выносит решение, кто и как должен быть наказан, а дети подвергаются карательным действиям только благодаря импульсу родителей? Да, ударить ребенка проще, чем поговорить, но родители не понимают, что причиной поведения ребенка являются они сами. Агрессивных детей не бывает, дети рождаются чистыми и невинными созданиями. Для возникновения агрессии необходим спусковой механизм. Затаив обиду, ребенок в какой-то момент будет вынужден выплеснуть ее на другого человека. Часто родители наказывают детей за такие поступки, которые этого не требуют. Например, ко мне приходит мама и рассказывает, что отпустила сына покататься на велосипеде в новой футболке, которую он порвал, и за это она его наказала. Но зачем было надевать новую футболку? Ребенок не способен думать о таких вещах, как сохранность вещей. Это задача родителей».

Однако бывает, что родители прибегают к физическому наказанию как к крайней мере, чтобы отвадить чадо от дурных наклонностей, которые могут иметь тяжелые последствия (например, отучить от курения, воровства, употребления наркотиков и пр.). Они делают это, чтобы спасти своего ребенка, уберечь его от непоправимого. «Дети не обижаются, когда их справедливо наказывают, — считает арт-терапевт, автор книг по воспитанию детей Татьяна Шишова. — Вырастая, люди многие вещи переосмысливают, воспринимают по-другому и, став уже взрослыми, благодарят родителей за то, что их физически наказывали».

Эту мысль поддерживает и автор книг по христианской психологии, многодетный отец Александр Бочаров. «Полный отказ от физических наказаний может привести к утрате нравственных ориентиров, распущенности, развитию своеволия, — считает он. — Я не ратую за физические наказания как за неизменный атрибут воспитания. И те, кто утверждает, что наказывая детей, мы приучаем их к насилию, в некотором смысле правы. Но давайте будем честны: любое воспитание — это своего рода насилие. Дайте малышу волю, и он объестся конфетами, испортит себе желудок чипсами, а то и расшибется обо что-нибудь. Дайте людям возможность делать все что угодно, и они превратят жизнь в подобие ада. Законы, власть, наказания помогают удерживать хоть какой-то порядок».

Опасность переходного возраста

Многие психологи считают, что особенно опасно физически наказывать ребенка в переходном возрасте, когда формируется его личность. В этот период он обостренно реагирует на критику и порицания. Он чувствует себя неуверенно, потому что пока еще не имеет прочного положения в обществе. Физические наказания в этом возрасте наносят огромную травму и могут привести к непредсказуемым последствиям (уходу в плохую компанию и даже к суициду). Родителям требуется большое терпение, только тогда они смогут благополучно пройти этот сложный период.

Обычно матери мягкосердечны, всегда готовы защищать своего ребенка и выступают против физического наказания; отцы — строже, и считают его применение необходимым. Кстати, именно поэтому так важно, чтобы в воспитании ребенка принимали участие и мать, и отец. А если его воспитывает одна мать, то человек формируется однобоко, и велик риск вырастить эгоиста.

Однако не все эксперты согласны с тем, что физическое наказание подростков недопустимо. Есть и противоположные мнения.

«Да, наказывать детей можно, если на то есть крайняя необходимость, когда слова уже не действуют, — убеждена Татьяна Шишова. — Тот, кто имеет власть, тот имеет право наказывать. Государство делегирует власть родителям, на этом строится их авторитет. Если у нас будут запрещены физические наказания, то родители выведутся из категории родителей, дети будут к ним испытывать исключительно потребительское отношение, а это подорвет устои общества. Также введение запрета физических наказаний приведет к усилению вмешательства органов опеки. Физические наказания подростков могут быть особенно уместны, потому что в этом возрасте они становятся распущенными, наглыми, и применение физической силы родителями становится эффективной борьбой с хулиганством, пьянством, в противном случае у подростка возникнет ощущение безнаказанности”.

«Кто будет проводить физические наказания не так важно, главное, чтобы родители были солидарны друг с другом, - продолжает она. - Хотя, если речь идет о крайних формах плохого поведения, то здесь воспитательную работу должен проводить отец. Если же папы нет дома, бывает достаточно угрозы, что тот его потом накажет».

Что говорит законодательство

Всем родителям полезно знать, что говорит об этом наше законодательство.

Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей и жестокое обращение с детьми предусматривает уголовную ответственность: ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью); ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью); ст. 113 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта); ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью); ст. 116 (побои); ст. 117 (истязание); ст. 118 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности).

Помимо уголовной, существует также гражданско-правовая ответственность. Жестокое обращение с ребенком может стать основанием для привлечения родителей (или лиц, их заменяющих) к ответственности, которая предусматривает: лишение родительских прав (ст. 69 Семейного кодекса РФ); ограничение родительских прав (ст. 73 Семейного кодекса РФ), отобрание ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью (ст. 77 Семейного кодекса РФ).

Так что, прежде чем наказывать, думать надо...

Комментарий писателя и журналиста, директора ООО «АЖУР» Андрея Константинова:

- В отличие от европейских слюнтяев, которые считают, что и в угол нельзя ребенка ставить, я убежден, что наказывать детей можно и нужно. Но — только за дело. И шлепок должен быть безболезненным. При этом — мальчиков шлепком наказывать можно, девочек — почти всегда нельзя.

Меня несколько раз пороли в детстве. Как я сейчас помню — за дело. И — ничего. Не разлюбил я родителей, и никаких моральных травм, полученных в детстве, я до 49 лет не замечал за собой. И английских джентльменов пороли вплоть до ХХ века (особенно — в закрытых школах). И ничего страшного не произошло.

...Я однажды сына сильно наказал. За дело. Он стащил у своей мамы кольцо и хотел подарить его девочке в школе. Любовь у него тогда была. Наказал не за кольцо, а за то, что врал. Как наказал? А вот теперь и наше законодательство ставит меня в ситуацию, что я не могу об этом говорить, дабы не пришли ко мне «люди Астахова»... И если мы дальше пойдем по пути, на который нас «толерантная Европа» пихает, то сначала мы детям позволим делать все, что они хотят, потом … страшно даже подумать...

И все же: допустимы ли физические наказания детей? (авторитетное мнение специалистов)
Мы не раз в своих публикациях обращались к вопросу допустимости физических наказаний детей. Это принципиальный, актуальный в любое время вопрос, не способный себя изжить. Но возможен ли объективно верный ответ на него? Или даже так: можно ли объективно и непредвзято взглянуть на данную проблему?

Попытка осуществить это привела к опросу, в котором рассматриваются разные точки зрения на необходимость применения физических наказаний детей. Также была сделана попытка развенчать некоторые исторические мифы.

Антонов Анатолий Иванович, заведующий кафедрой социологии семьи и демографии МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор философских наук, профессор:

Все правила поведения семьи в средневековой Руси были прописаны в «Домострое». В нем помимо правил воспитания, были описаны, например, законы, позволяющие прогнозировать погоду. Дети в то время были тесно связаны с природой, и «Домострой» – своего рода учебник на все случаи жизни. Тогда каждый человек принадлежал семье, она же была главным общественным институтом. Большинство людей тогда работали в сельском хозяйстве, на земле. Где взять работников для её возделывания? Только из семьи. Каждый член семьи был ценен как работник и, следовательно, воспитывать его следовало так, чтобы он приносил пользу. Поэтому создается своего рода устав – «Домострой», в основе которого лежит понимание членов одной семьи как работников одного предприятия. В современном обществе контролем наказаний занимается государство. Тогда это была задача семьи. Исключение составляли только церковь, существующая независимо и военная служба, которая была прерогативой государства. Всё остальное было сосредоточено внутри семьи – об этом нельзя забывать, поскольку это существенное отличие от современного общества.

В семьях под одной крышей жили все дети и родственники. Насчитывали семьи в среднем 200 человек, из них как минимум 70 — это дети.

У нас в отличие от Европы не было принципа майората (наследование старшим братом), поэтому все члены семьи на одинаковых условиях владели землёй и вместе обрабатывали её. Не было на Руси и рабства, зато было крепостное право и необходимость обрабатывать огромные территории.

Читая в Домострое слова о том, что «нежно плеткой надо бить жену и детей», современный читатель думает, будто автор издевается. Бить плеткой, да еще нежно и любя! Но современное общество – демократы, гуманисты – создали институты для наказаний граждан, которые не сопоставимы с мерами того времени! Уголовный кодекс, который наказывает годами лишения свободы за провинность, школа, в которой происходят и драки, и сексуальные извращения, санкции на предприятиях… кстати, первые школы появились в тюрьме – многие забывают об этом любопытном факте.

В древности же семья была сама школой – старшие, которых обучали родители, повзрослев, учат младших братьев и сестер. В этом же кругу происходила и социализация, и обучение мастерству.

«Домострой» предполагает при воспитании детей прибегать как к позитивным, так и негативным санкциям. Но самое первое и естественное наказание, с которым знакомился ребенок, был смех. Если у него что-то не получалось, сверстники его обсмеивали. При необходимости могли использовать и физические наказания, часто ставили в деревенских семьях в угол. Конечно, были случаи — этого невозможно избежать, когда в семье — появлялся нарушитель порядка, и если он не исправлялся в течение какого-то времени, то с ним расставались. Отлучение от семьи – это самое серьезное наказание, с которым сталкивался подросток или взрослый юноша. Оказавшись на улице, он видел перед собой дикие леса, до плохо развитых городов еще надо было добраться.

Но, родители понимали, что если они откажутся от детей, не будут заниматься их воспитанием, то сами лишат себя старости. Поэтому никто, конечно, истязанием детей не занимался. Это могли быть только единичные случаи. Разговоры о том, что тогда занимались эксплуатацией детей – тоже бредни.

Но феминистически настроенные люди воспринимают традиции древности через призму современности, которую современная ложь СМИ превратила в кривое зеркало. Современники возмущаются, — как это бить плеткой!

Историю надо изучать только с помощью научного познания и не верить раздуваемым постмодернистским бредням о том, что сейчас лучше, чем прежде. История не может пониматься вне контекста. Есть такой термин феноменологическая редукция, означающий, что при изучении истории надо забыть о том, что мы люди, которые исследуют людей, необходимо избавиться от наивного восприятия.

Мы социологи, на сегодняшний день, можем предложить следующий рецепт сохранения семьи. В семье должно быть как минимум четыре ребенка, на них необходимо возлагать часть работы. Мы не можем изменить среду, да об этом речь и не идет, но можно использовать преимущества современного мира. Так ребенок способен выполнять ряд работ с помощью интернета. Таким образом, он будет способен помогать родителям, откладывать себе деньги на мелкие расходы и прочее. Если же меры по укреплению семей и семейных ценностей не будут применяться, то нашему обществу грозит крах.

Татьяна Львовна Шишова, арт-терапевт, автор книг по воспитанию детей, общественный деятель, борец против введения ювенальной юстиции:

«Да, наказывать детей можно, если на то есть крайняя необходимость, когда слова уже не действуют. Отношения детей и родителей строятся по такому же принципу, как и отношения государства со своими гражданами. Тот, кто имеет власть, тот имеет право наказывать. Государство делегирует власть родителям, на этом строится их авторитет. Если у нас будут запрещены физические наказания, то родители выведутся из категории родителей, дети будут к ним испытывать исключительно потребительское отношение, а это подорвет устои общества. Также введение запрета физических наказаний приведет к усилению вмешательства органов опеки.

Родители хоть и имеют право наказывать своих детей, все равно их любят, причем это относится даже к психически больным родителям (исключение составляют люди с очень серьезными патологиями), а значит, они будут всегда жалеть детей.

Физические наказания – это право родителей, поэтому можно проводить воспитательную работу и без их применения. В том случае, если дети слушаются родителей и не проявляют своеволия, можно обойтись без физических наказаний. Девочек же можно вообще не наказывать. Не обязательно наказывать прилюдно, в том случае, если ребенок достаточно взрослый для того, чтобы понимать причинно-следственные связи (примерно с 4-х лет). Но двухлетний ребенок, если его за проступок, который он совершил на улице, накажут дома, не сможет понять этой связи.

Иногда старшие дети, подростки, сами предпочитают, чтобы их наказали физически, вместо ругательств. Физические наказания подростков могут быть особенно уместны, потому что в этом возрасте они становятся распущенными, наглыми и применение физической силы родителями становится эффективной борьбой с хулиганством, пьянством, в противном случае у подростка возникнет ощущение безнаказанности.

Кто будет проводить физические наказания не так важно, главное чтобы родители были солидарны друг с другом. Хотя, если речь идет о крайних формах плохого поведения, то здесь воспитательную работу должен проводить отец. Если же папы нет дома, бывает достаточно угрозы, что тот его потом накажет. Причем, если ребенок говорит, что мама обещала наказания от папы, а он ничего не сделал – это плохо.
Дети по природе своей настроены на послушание – это залог самосохранения

. Бог создал детей таким образом, что пока они слушаются родителей, им ничего не угрожает. Это взрослый человек возмущается, если ему постоянно указывают на то, что делать, дети — нет. Они не обижаются, когда их справедливо наказывают. Наказания всегда неприятны, но ведь за утешением они все равно бегут к маме.

Вырастая, люди многие вещи переосмысливают, воспринимают по-другому и, став уже взрослыми, благодарят родителей за то, что их физически наказывали.

Я точно не знаю, как юридически разделяются физические наказания и истязания. К тому же, в деревне бабушка может взять мокрую тряпку и наказать ей ребенка – мы же не можем всё перечислять. Розги, на мой взгляд, относятся к истязанию, и применять их не стоит. В принципе, применение орудий наказания может быть допустимо в разумных, конечно, пределах.

Хочу отметить, что воспитание без физических наказаний – это воспитание благородное. Для того чтобы общество изжило их из себя, оно должно стать более культурным, более возвышенным. Наше же общество пытаются сделать более грубым. И в таком обществе физические наказания – это сдерживающий фактор.

Лоуренс Стейнберг, американский психолог

Знакома ли вам ситуация, когда ребенок, прежде покладистый и послушный, вдруг становится почти неуправляемым, начинает огрызаться, прогуливать уроки и совершать весьма рискованные поступки? Все это признаки переходного возраста. Как правило, родители ругают подростка, пытаются объяснить ему, чем чревато такое поведение, а потом сдаются, поскольку воспитательные беседы не дают никакого результата. 

Период высокой нейропластичности
Нейробиологи уже давно знают, что мозг маленького ребенка невероятно пластичен, то есть легко и быстро трансформируется под влиянием внешних обстоятельств. Вот почему от условий, в которых дети растут, зависит формирование важнейших способностей, навыков и привычек. 

Последние исследования продемонстрировали, что с наступлением зрелости человеческий мозг тоже может развиваться, но его пластичность становится минимальной. А вот в подростковом возрасте она еще очень велика. Порой переходный период — последний шанс создать и укрепить нейронные связи, которые окажут влияние на всю дальнейшую жизнь.

Жажда удовольствий и система самоконтроля
Очень важно понимать, какие именно области мозга пластичны у подростка. Кстати, здесь и кроется причина неадекватного поведения. Дело в том, что у тинейджера активно развиваются лимбическая система и префронтальная кора.

Первая отвечает за эмоции и ощущение удовольствия. Под влиянием половых гормонов она становится очень чувствительной. Это делает подростка импульсивным, заставляет его постоянно искать свежих впечатлений и даже рисковать здоровьем ради того, что приносит сиюминутную радость.

Как правило, тинейджеры знают о негативных последствиях, но не могут сопротивляться мощным сигналам, поступающим от лимбической системы. Поддавшись искушению, ребенок испытывает настоящую эйфорию, так что впредь ему становится еще сложнее контролировать свое поведение. В мозге при этом формируются устойчивые нейронные связи: так возникают привычки. Вот почему человеку, который начал курить в подростковом возрасте, гораздо труднее бороться с пагубным пристрастием, чем тому, кто попробовал первую сигарету в 25 лет.

К счастью, у нас существует механизм, позволяющий контролировать эмоции и поведение. Префронтальная кора — генеральный директор мозга. Благодаря ей мы способны отказаться от импульсивного поступка, отложить удовольствие на потом, все обдумать и принять взвешенное решение. Загвоздка в том, что у подростков эта область еще недостаточно развита. Добавьте сверхчувствительную лимбическую систему и вы поймете, почему подростки так плохо управляют собой.

Вы не можете изменить процессы, протекающие в лимбической системе подростка, однако способны максимально оградить ребенка от негативных факторов и потенциальных рисков. Это ваша первая задача. Вторая — создать благоприятные условия для развития навыка самоконтроля. 

Помните: нейропластичность означает, что мозг тинейджера одинаково хорошо поддается и отрицательному, и положительному воздействию.

Секрет жизненного успеха
Что отличает успешных людей от всех остальных? Как показали многочисленные исследования, покорять вершины помогает вовсе не талант или высокий IQ. На то, какой будет жизнь человека, гораздо сильнее влияет его способность к самоконтролю.

Еще 50 лет назад ученые провели эксперимент, который сегодня широко известен как тест на отложенное удовольствие. Исследователи предлагали детям съесть сладкое лакомство сразу или немного подождать и получить два угощения вместо одного. Проявить силу воли удалось далеко не всем.

После этого теста за детьми продолжили наблюдать. Те испытуемые, которые сумели дождаться награды, в дальнейшем лучше учились, имели меньше эмоциональных и поведенческих проблем, обладали более высокой самооценкой и быстрее добивались успеха в карьере.

Если подумать, здесь нет ничего удивительного. Тот, кто способен отказаться от сиюминутного удовольствия ради отдаленной цели, с большей вероятностью заставит себя заниматься перед экзаменом, работать над важным проектом или тренироваться в спортзале. Это не значит, что ему не хочется полежать на диване, досмотреть любимый сериал или сходить на вечеринку. Просто он умеет сопротивляться искушениям.

Как мы уже выяснили, способность регулировать свое поведение формируется в подростковом возрасте. Именно этот навык позволяет сопротивляться негативному влиянию окружающей среды, которому так подвержены тинейджеры. Вот почему столь важно, чтобы родители помогли ребенку развить самоконтроль.

Три правила воспитания
По мнению психологов, у родителей, чьи дети проявляют высокий уровень самоконтроля, есть кое-что общее: все они следуют трем важнейшим принципам воспитания.

1. Демонстрируйте любовь. Ребенку должно быть комфортно и спокойно в этом мире. А еще подростку необходимо чувствовать вашу поддержку. Будьте нежны и внимательны к нему, принимайте активное участие в его жизни, хвалите, интересуйтесь проблемами и отвечайте на эмоциональные потребности ребенка. Не бойтесь переборщить с лаской. Дружеские похлопывания, объятия и поцелуи — это абсолютно нормально.

2. Будьте строгими. Без внешнего контроля не сформируется способность к саморегуляции. Сначала ребенок принимает ваши правила, привыкает ими руководствоваться и только потом учится управлять собой. В противном случае он не сможет понять, какое поведение считается социально приемлемым. Требования родителей должны быть предельно четкими и логичными. Объясняйте детям, чего конкретно от них ждете и почему. 
Будьте последовательны: вы только собьете подростка с толку, если сегодня накажете его за проступок, а через неделю в аналогичной ситуации промолчите. Не стоит каждый день устанавливать новые правила. Их можно изменить, когда это действительно необходимо, например, если тинейджер повзрослел, и ваши требования уже потеряли актуальность. В случае непослушания нельзя проявлять агрессию и раздражительность: не унижайте ребенка, не кричите и не применяйте физическую силу.

3. Постепенно ослабляйте контроль. Чтобы ребенок стал самостоятельным, шаг за шагом давайте ему чуть больше свободы. Позвольте подростку почувствовать, что он способен управлять своим поведением без вашей помощи. Если все получится, похвалите его за проявленную ответственность. В случае неудачи объясните, как избежать ошибок в следующий раз.

Помните: важно соблюдать все три принципа. Они действуют только в сочетании друг с другом. Если вы проявляете любовь, но не устанавливаете правила, подросток не поймет, как именно нужно себя вести. Если же вы контролируете каждый его шаг и совсем не даете свободы, он не научится самоконтролю.

Закрепление результата
Как еще развить навык саморегуляции? Существует несколько методов, которыми успешно пользуются даже взрослые. Например, осознанная медитация. Она учит концентрироваться на текущем моменте и не обращать внимания на отвлекающие факторы. Заставляя себя присутствовать «здесь и сейчас», человек становится более сосредоточенным, начинает лучше контролировать собственные мысли и эмоции.

Выполнение физических упражнений — тоже действенный способ укрепить самоконтроль. Как показывают наблюдения ученых, особенно эффективны командные виды спорта.

Третий метод научит ребенка добиваться поставленных целей и не сходить с намеченного пути. Пусть подросток представит в подробностях, как изменится его жизнь, если он сумеет достичь желаемого. Картинка должна быть очень яркая и детальная. Затем ему нужно подумать о потенциальных препятствиях и записать конкретные стратегии борьбы с искушениями. 
Когда тинейджер приступит к осуществлению плана, пусть почаще напоминает себе о будущем, которое он представил на первом этапе, а столкнувшись с трудностями, применяет стратегии из своего списка. Эти действия не только повысят шансы на успех, но еще помогут натренировать силу воли и способность к самоконтролю. 

Как не сбить настройки
Даже если вы помогаете подростку развить самоконтроль, не забывайте о негативных факторах, которые тормозят работу префронтальной коры и делают лимбическую систему еще более чувствительной. Все усилия могут оказаться напрасными, если тинейджер испытывает стресс или усталость. Оградите его от ссор, болезненных споров и эмоционального выяснения отношений. Создайте дома дружелюбную и спокойную атмосферу. Постарайтесь уберечь ребенка от перенапряжения.

Обратите внимание, что в компании сверстников дети чаще совершают необдуманные поступки. Подростки очень чувствительны к социальному вознаграждению (одобрению со стороны окружающих), поэтому одно лишь присутствие товарищей может негативно повлиять на саморегуляцию. Из этого следует простой вывод: вам необходимо ограничить время, которое ребенок бесконтрольно проводит с друзьями.

Барышева Марина Викторовна, православный психолог, работала в том числе в Национальном фонде защиты детей от жесткого обращения:

Физические наказания в отношении детей недопустимы, и я не понимаю, почему родители вообще к этому прибегают. Почему у взрослых есть суд, который выносит решение, кто и как должен быть наказан, а дети подвергаются карательным действиям только благодаря импульсу родителей? Да, ударить ребёнка проще, чем поговорить, и это помогает на несколько месяцев, но родители постоянно обучают детей своим поведением и в итоге портят их характер. Многие считают, что, если ребёнок кого-то ударил, то его надо физически наказать, чтобы этого не повторялось. Но они не понимают, что причиной его поведения являются они сами. Агрессивных детей не бывает – дети от Бога рождаются чистыми и невинными созданиями. Для возникновения агрессии необходим триггер – в физике так называется спусковой механизм. Затаив обиду, вызвать которую могут и сами родители своими наказаниями, ребёнок в какой-то момент будет вынужден выплеснуть её на другого человека.

По этому случаю есть хорошая восточная притча. Мастер рассказывал своему ученику о том, что в человеке постоянно идёт борьба двух начал: добра и зла. «И кто же побеждает», — спросил ученик. «Тот, кого ты кормишь», — ответил учитель.

В православных учениях нередко можно встретить упоминание о том, что детей надо наказывать. Но наказ – это учение, и рукоприкладство к этому не имеет никакого отношения. Воспитание – это питание вовнутрь. Я не понимаю, почему нельзя детям объяснять? Договориться ведь с ребёнком можно, даже когда он находится в утробе матери.

Ко мне на консультации часто приходят родители с детьми, чтобы узнать, готов ли психологически ребёнок к школе. И вот как-то я спрашиваю у девочки, чем она занимается. «Музыкой», — отвечает она. «Зачем», — спрашиваю. «Чтобы понравиться мамочке», — отвечает она. Тот же вопрос я задаю её маме, и она не знает, что ответить. Получается, что ребёнок стремится во всём оправдывать желание родителей, а они не всегда знают, зачем это нужно. Это неправильно. Ребёнка нужно приучать к тому, что у него есть право выбора. Забота – это уважение, а опека – это насилие.

И когда говорят о том, что ребёнка можно наказывать любя, я спрашиваю, а можно ли наказывать вашего друга или подругу тоже любя, за то, что он или она опоздали на встречу?

Ребенка, которого наказывают физически, можно узнать по тому, что он неуверенно ведет себя, недоверчив, насторожен и не сосредоточен. На моих консультациях такие дети постоянно смотрят на маму. В играх часто ломают вещи. Кроме того, физические наказания влияют и на интеллектуальное развитие. Ведь с наказаниями часто прививается и зависть – ему часто ставят в пример кого-то из сверстников или родственников, что психологически его ломает.

Единственным способом наказания могут быть запреты – это, например, отказ включить мультфильмы за провинность. В остальных случаях с ребёнком нужно поговорить, объяснить свои чувства, вызванные проступком. Довольно часто родители наказывают детей за такие поступки, которые этого не требуют. Например, ко мне приходит мама и рассказывает, что отпустила сына покататься на велосипеде в новой футболке, которую он порвал и за это она его естественно наказала. Но зачем было надевать новую футболку? К тому же, это ребёнок, и он не способен думать о таких вещах, как сохранность вещей. Это задача родителей.

К ВОПРОСУ о ПОСЛЕДСТВИЯХ ПРИМЕНЕНИЯ РОДИТЕЛЯМИ ФИЗИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ к ДЕТЯМ
Никитская Екатерина Александровна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики УНК ПСД, Московский университет МВД России имени В.Я.Кикотя

Статья посвящена тому, что в современном обществе проблема насилия и жестокого обращения с детьми − одна из самых наболевших и острых проблем современности. Результаты безжалостного обращения со стороны родителей оказывают отрицательное воздействие на становление ребенка. Проблема выявления, оснований и причин насилия, а также что немаловажно последствия на составление личности и психики ребенка безусловно требуют отдельного внимания и кропотливого изучения и исследования российских и иностранных специалистов в области психологии и педагогики. В ходе собственного развития ребёнок встречает и грубость, и безразличие, но наиболее болезненно , им воспринимает, когда это все происходит в его семье, когда самые близкие ему люди проявляют к нему жесткость, причиняют моральную и физическую боль, хотя именно от них он ждет поддержки и защиты. Семья порой становится для ребенка, травмирующим и деформирующим его сознание местом, что совершенно недопустимо. В статье мы уделили основное внимание физическому насилию над детьми и тому к каким последствиям оно приводит.

Семья в современном российском обществе считается важным социальным институтом развития личности ребенка, по этой причине существующие в ней проблемы вызывают потребность оказания ей поддержки со стороны государственных структур и специалистов. Исторически сложилось так, что почти все культуры не только снисходительно относились к жестокому физическому обращению с детьми, но и поощряли его. В наши дни это представляется шокирующим и излишне бессердечным.
Педагоги и психологи понимают, что с целью воспитания ребенка безусловно следует его абсолютное позитивное принятие. Но нередко родители используют физическое наказание ребенка, несмотря на то, что у них самих подобные методы вызывают далеко не положительные эмоции.

Более пятидесяти процентов населения Планеты, согласно различным проведенным исследованиям, используют такие меры влияния на ребенка, вне зависимости от социального статуса, религиозных и других представлений. Приблизительно 40% родителей при этом применяют физическое воздействие с целью наказания всевозможные предметы, которые как принято говорить «попались под горячую руку» – прыгалки, поводки животных, ремни от одежды и многое другое, то что может сильно травмировать детей, как с нравственной так и с физической стороны, а кроме того спровоцировать детскую ложь для уклонения себя от наказания.

По данным МВД РФ, в 2016 г. после домашних конфликтов пострадали около 10 тыс. представительниц слабого пола и примерно 5 тыс. детей. По статье 116 УК РФ (“Побои”) в январе-сентябре 2016 года зафиксировано около 57 тыс. преступлений, свершенных на бытовой почве. В области семейно-бытовых взаимоотношений таких правонарушений зафиксировано 14,213 тыс., из них в отношении представительниц слабого пола — 9,213 тыс., в отношении несовершеннолетних — 4,947 тыс.

Физическое насилие – намеренное или неосторожное причинение ребенку его родителями либо лицами, их заменяющими, педагогами или иными какими-либо лицами физических травм, телесных повреждений, которые наносят либо могу привести в будущем вред здоровью детей, нарушают его нормальное и полноценное развитие и в некоторых случаях, даже приводящие к лишению жизни.

Физические наказания можно разделить на 4 группы: «порка/битье» (шлепание и удары по различным частям туловища); «физическое подавление» (сдерживание, ограничения, склонение); «наказание с целью примера» (применяется с целью демонстрации ребенку следствий его поступков: пощипывание, трепка за волосы, укусы); «физическое понуждение» (содержит насильственное умывание, закармливание, одевание).

Даже в случае если наказание никак не продиктовано отклонениями от общепризнанных мерок в жизни семьи, граница между ним и жестоким обращением весьма непрочна. У многих родителей включается шаблонное мышление – «нас таким образом наказывали, и мы приличными людьми выросли». Иные руководствуются рекомендациям собственных родителей, друзей, родных приятелей.

Применение физической силы к детям не приносит ожидаемых родителями результатов. Избиение, подзатыльники, пинки, оплеухи и прочие физические наказания унизительны и обидны для детей. Многолетние исследования доказывают, что систематическое физическое унижение в детстве во взрослой жизни влечет за собой в такие трудности, как рукоприкладство по отношению к женщине (матери, жене, детям), изнасилование, преступления и правонарушения.

Следует иметь в виду, что по мере взросления ребенок все меньше принимает физическое наказание. Таким образом, в случае если мать может нашлепать ребенка за нарушение социальных норм, то 14-летний школьник способен не допустить удар либо дать ответный удар матери. В подростковом возрасте использования физических наказаний может способствовать абсолютному разрушению отношений с родителями, бегству из дома, бунту и протесту во всех без исключения проявлениях.

Применяя силу, как крайний аргумент в воспитании ребенка, взрослый подписывается в своей несостоятельности, как родитель. В случае если ребенок прекратил воспринимать слова, в таком случае родителям необходимо рассмотреть стиль воспитания ребенка – запросы могут являться завышенными, родители могут быть непоследовательны в собственных притязаниях, или что ещё хуже, предъявлять требования от ребенка того, чего не осуществляют сами.

Избиение крайне редко дает позитивные результаты. А вместо этого у детей начинает проявляться недоверчивость, раздражение, агрессивность, ожесточенность и стремление отомстить родителю, наказавшему его так безжалостно.

Можно выделить две основные группы последствий применения физического насилия над ребенком при взрослении человека:

1.Ближайшие следствия:

А) Физические травмы, дефекты, возникновение тошноты, головные боли, лишение сознания, кровоизлияние. Это свойственно для синдрома сотрясения, формирующегося у маленьких детей, которых сильно трясут.

Б) Критические психологические патологии: встречная враждебность, взволнованность, желание куда-то убежать, скрываться; или глубокая медлительность, внешнее равнодушие. И в случае агрессии и в случае заторможенности ребёнок объят острейшими переживаниями, боязнью, тревогой.

В) У детей старшего возраста вполне вероятно становление тяжёлой депрессии с ощущением своей ущербности, неполноценности.

2. Отдалённые результаты жестокого обращения:

У детей, подвергшихся применению физического насилия в раннем возрасте, повышена угроза появления психических расстройств в более старшем возрасте. Образуется развитие травматических стрессовых реакций (состояния боязни и беспокойства, которые приводят к срыву сна (тревожность, бессонница), к зарождению плохого аппетита, психосоматических претензий, всепоглощающей волнения). Физическое насилие приводит к повышению у ребенка риска суицидального поведения и преступности, формируется недоверчивость и подозрительность. При проведении медосмотров такие дети, как правило волнуются и весьма возбуждены (по наблюдениям врачей). Появляются нервность и поведенческие расстройства. У детей формируется позиция, что, благодаря физической силе, возможно достичь всего. У подвергшихся физическому давлению детей возрастает угроза формирования рака, заболеваний сердца (инсульту, инфаркту) и астмы в последующие годы жизни (в зрелом состоянии).

Таким образом, поступки родителей, проявляемые в форме физического насилия, даже самого незначительного, как простой «воспитательный шлепок», может привести к нарушению физического и психического здоровье ребенка, что мешает его полноценному развитию. Так, для социальных педагогов и инспекторов ПДН, на которых возложена задача по профилактике и недопущению проявления насилия родителями над детьми, данная задача должна стать приоритетной, в том числе необходимо проведение исследований и разработка современных программ по профилактике семейного насилия.

"Почему не стоит бить детей и зачем некоторые это все равно делают"

Наталья Поспелова — специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 28 лет работала в органах охраны детства Беларуси, из них 12 — в Национальном центре усыновления. Автор более 100 методических и публицистических работ по проблемам социального сиротства и семейного неблагополучия. Одна из основателей республиканского портала по поиску семей для детей-сирот www.dadomu.by и единственного в СНГ ежемесячного издания для замещающих родителей и специалистов органов опеки и попечительства — газеты «Домой!». Референт Белорусского общественного объединения замещающих семей «С надеждой». Профессиональная специализация: альтернативные формы жизнеустройства детей-сирот; споры родителей о воспитании детей; сопровождение семей, желающих принять или уже принявших детей-сирот на воспитание. E-mail автора: nastapos@mail.ru

В дискуссии представлены в основном три группы мнений, среди которых выделяются диаметральные: «Меня в детстве били и ничего: человеком вырос!» и «Я никогда не подниму руку на своего ребенка, так как это негуманно и непедагогично». Есть еще промежуточное, серединное, если можно так сказать, мнение, представленное рассуждениями «Иногда и поделом: если не доходит до него, сколько не объясняй!» или «Он просто вывел меня из себя своим несносным поведением!»

Можно предположить, что каждый из нас, взрослых, допускает физическое насилие в отношении заведомо слабого (то есть ребенка), исходя из своего собственного жизненного, в первую очередь — детского опыта, а также бытующих культурных, социальных и личных представлений о возможностях влиять на поведение ребенка с использованием физического насилия.

Личный опыт по этой части у каждого совершенно разный. Кто-то сам немало бит в детстве, кого-то и пальцем не трогали. Общим наблюдением, если можно так выразиться, является то, что физическое насилие как «педагогический» инструмент используют те взрослые, которые в силу стечения ряда обстоятельств оказались лишены такой способности, как сопереживание. Потому что сопереживающий своему ребенку родитель остро чувствует его боль. И сам, своей же рукой ни за какие коврижки не согласится причинить ее ребенку.

Какие обстоятельства формируют эмоциональную «глухоту» взрослого к ребенку? Прежде всего, это собственный опыт жизни в достаточно бесчувственном, холодном окружении.

Хрестоматийно и наиболее ярко это иллюстрируется в ситуациях воспитания детей одной заезженной жизнью матерью, которая живет и растит детей не благодаря, а вопреки. Часто таких героических женщин называют «мамами с плотно сжатыми губами»: у такой не забалуешь и если что не так, враз прилетит! В борьбе с жизненными обстоятельствами такая мама все время начеку и для нее, как ни для кого, важны сторонние оценки воспитанности ее детей.


После нелицеприятных характеристик из уст соседки, воспитательницы, учительницы шансы «получить ремня» у ребенка такой матери многократно повышаются. «А нечего позорить! Когда я всю себя, без остатка» и далее следует перечисление достоинств, которые оказались девальвированы детской невнимательностью на уроках, шалостями со сверстниками или неуемной беготней по школьным коридорам.

Семья, в которой часто физически наказываются дети, может быть полная и с виду благополучная, однако при ближайшем рассмотрении всегда будет выявляться некая доминанта семейного воспитания, будь то повышенная религиозность или строгость, граничащая с деспотизмом.

Общим является то, что в таких семьях не принято говорить о чувствах, переживаниях. Напротив, это считается показателем слабости и ущербности. Привычка использовать, «чтобы доходило», грубость и силу (крик, оскорбления, брань, физические наказания) приводит взрослого к полному отказу от тонких чувств. В результате и у ребенка не развивается сострадание, способность сопереживать чужой боли, раскаяние, не формируется чувство своей самоценности для близкого взрослого и для окружающих.

Дети очень быстро начинают понимать, что родитель отключил или «отморозил» свои чувства. И начинают соответствовать заданному вектору: пошел гулять — никого не предупредил и искренне недоумевает, отчего все так встревожились. Обещал — не выполнил, обманул: а что такого, подумаешь! Схема очень простая: если твои чувства никто не ценил и не берег, с чего ты вырастешь тонко чувствующим, сопереживающим, сострадательным и внимательным к чувствам другого человека?

Если говорить о культурной матрице, которая задает или обусловливает индивидуальное и групповое отношение людей к теме использования физического наказания в воспитательных целях, то надо признать, что мы со своей славянской этнопедагогикой выглядим реальными аутсайдерами. Это только в нашей культуре возможна легализация физического насилия архаичной, но вечно живой формулой: «Бьет — значит любит».


Смешение, если не сказать — подмена понятий боли (кары, наказания за грехи) и любви (наставления на путь истинный и заботы) становится понятной, если заглянуть в первоисточник, откуда многие этнопедагогические постулаты получили свое развитие.

Современные социальные стереотипы в виде моделей отношений между отдельными людьми и их группами также оставляют мало места для развития ненасильственных форм взаимодействия. Подчинить своей воле и держать в постоянном страхе (характерно для взаимодействия значительного числа нанимателей с работниками), содействовать неврозу и тремору подчиненных (вместо развития доверительных и партнерских отношений в профессиональном сообществе), запретить и наказать вместо разрешить и поддержать (в системе взаимодействия институтов власти и рядовых граждан) — все это не может не сказываться на общем социальном фоне, который проникается и резонирует идеями насилия.

В такой ситуации распространение насильственных методов семейного воспитания является закономерным следствием наполненности насилием практически всех без исключения форм социального бытия.

Что касается личных представлений о возможностях влиять физическим насилием на поведение ребенка, то, по мнению многих специалистов, такое влияние сравнимо с забегом на короткую дистанцию: используя физическое наказание можно сразу прекратить нежелательное поведение. То есть физическое наказание реально экономит скудные родительские ресурсы — силы и время. Не надо тратить усилия на поиск аргументов, разъясняя ребенку, почему это плохо, на примерах иллюстрируя негативные последствия проблемного поведения, вместо этого треснул по ушам — и готово: он перестал. Такой метод нередко избирается суперзанятыми родителями, которые приветствуют оперативное дисциплинирование ребенка незатратными способами.

Даже это «достоинство» физического наказания как метода воспитания является мнимым. Физические наказания закрепляют у ребенка ориентацию на кнут и пряник как способ взаимодействия с окружающим миром. Но если в детстве его больно наказывают за неубранную комнату, то во взрослой жизни неаккуратность вследствие отсутствия физического наказания как регулятора домашней санитарии и гигиены приведет к тому, что с ним в свинарнике просто никто не захочет вместе жить.

Если ребенок грубит и матерится, то простенькое решение проблемы в виде «А по губам?!» не способствует пониманию взаимосвязи, что хаму и грубияну во взрослой жизни очень сложно наладить отношения с близкими и у него, как правило, нет друзей. Если ребенок ест всякую дрянь, то прекратить это можно, отметелив его за найденный в рюкзаке фантик от чипсов, приговаривая: «Сколько раз тебе объяснять?!» А во взрослой жизни, когда рядом не будет того, кто бы отметелил, привычка правильного питания не разовьется сама по себе, без красочного аргументационного ряда и многочасовых доверительных объяснений негативных последствий неправильного рациона для здоровья.

Иными словами, физическое наказание, «быстро достигая цели», приводит к глобальному искажению картины мира, поскольку подменяет правила наступления естественных последствий примитивной силой оплеухи и шлепка.


Многие сегодняшние родители, среди которых и те, кто в своем детстве не уберегся от папиного ремня «за ложь» и маминых затрещин «за оценки» вдруг высокогуманно решают «никогда и пальцем своего не трогать». Отрадно, что воспитание, основанное на родительской любви, медленно, но верно вытесняет жесткие и жестокие способы воспитания. Правда, одних благих намерений мало, и в группе риска по рецедивирующему использованию физического наказания как средства воспитания находятся занятые, загруженные, усталые и замотанные жизнью родители, и особенно те из них, кто имел болезненный опыт физических наказаний в собственном детстве.

Это надо понимать специалистам социально-педагогических служб и учреждений, развивая услуги для таких родителей по научению ненасильственным способам дисциплинирования детей, проводя тренинги и занятия с привлечением опытных родителей, исключивших физические наказания из реестра способов воздействия на детей. Я к тому, что подсчет синяков — дело благородное, никто не спорит. Однако это не должно исключать работу по профилактике насильственных форм воздействия взрослых на детей.

В качестве методов самолечения родительской зависимости от физических наказаний можно посоветовать как общеукрепляющие, так и специфические средства. Среди общеукрепляющих можно выделить гигиену родительства в виде набора правил, который помогал бы держать себя в руках и «не срываться» на нежелательное поведение детей. Не спешить с санкциями, не зависеть от сторонней оценки, вовремя отдыхать, выкраивать максимально возможное время на своих детей, исключить «остаточный принцип», когда на первом месте карьера, а дети на периферии жизненных интересов.


Среди специфических хотелось бы обратить внимание на один довольно известный способ отучить себя от использования физического насилия в отношении своего ребенка, который можно определить как «называть вещи своими именами». Кстати, этот метод широко применяется в лечении многих форм зависимостей. Заменяйте слова «Вот сейчас кому-то влетит!» честным признанием «Сейчас я сильно ударю тебя». Вечером, рассказывая маме или супругу о том, как прошел день, не выкручивайтесь, формулируя «некоторым досталось ата-та». Говорите прямо: «Я избила дочь рукой по попе». После таких правдивых заявлений желание прибегать к физическому насилию в отношении собственных детей многократно уменьшается.

Помните, чем больше доверия у вас с ребенком, тем меньше у вас шансов на грубое и туповатое «ата-та». Ведь удерживает нас от плохих поступков вовсе не боязнь наказания, а невозможность доставить тяжелые и болезненные переживания дорогим и любимым людям.

ПУБЛИКАЦИЯ russtu.ru по МАТЕРИАЛАМ fontanka.ru happy-giraffe.ru news.tut.by b-g.by aif.ru scienceforum.ru

Отзывы и комментарии

Оставьте свой отзыв и/или комментарий